Самовыдвинувшаяся сила

Правозащитники проанализировали активность партий на местных выборах

Второй силой на местных выборах стали самовыдвиженцы, оппозиция к такому уровню выборов интерес не проявляет, говорится в докладе «Голоса». Эксперты связывают это с недостатком ресурсов у партий и рисками для кандидатов

Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

Неинтересные выборы

Движение в защиту прав избирателей «Голос» подготовило аналитический доклад «Участие политических партий в выборах между едиными днями голосования 2017 и 2018 годов», проанализировав более 500 местных выборов в 68 регионах. Исследование (есть у РБК) подготовили эксперты Станислав Андрейчук, Александр Грезев, Григорий Мельконьянц, Виталий Ковин.

Неспособность большинства политических партий самостоятельно преодолеть муниципальный фильтр (собрать подписи местных депутатов) на губернаторских выборах «Голос» связывает с их пассивностью на местных. Самая активная партия п​о выдвижению кандидатов с 17 сентября 2017-го по 2 сентября 2018 года — «Единая Россия»: кандидаты от партии власти участвовали в 81% выборов глав местного самоуправления и 91% кампаний по выборам местных депутатов вне единого дня голосования. Далее идет ЛДПР — 71,4 и 71,3% соответственно. КПРФ, «Справедливая Россия» значительно отстали — 13,6 и 16,9%, 5,7 и 14% кампаний соответственно. Участие остальных партий почти незаметно, отмечается в докладе.

Но основную конкуренцию «Единой России» составила не ЛДПР, а самовыдвиженцы. Среди них 249 кандидатов в руководители местного самоуправления и 655 кандидатов в депутаты. На выборах 140 глав муниципальных образований кандидаты от «Единой России» победили в 87 случаях, самовыдвиженцы — в 45, от ЛДПР — в пяти случаях, от КПРФ — в двух, от «Яблока» — в одном случае. Схожая ситуация на выборах местных депутатов: «Единая Россия» получила 827 из возможных 1119 мандатов, самовыдвиженцы — 198, КПРФ — 37, ЛДПР — 27, «Справедливая Россия» — 18, остальные — три и менее. «ЛДПР, видимо, везде выставляет технических кандидатов, для того чтобы выборы считались проведенными», — говорится в докладе.

Причины и последствия

В докладе указывается, что в сложившейся ситуации во многом виноваты сами партии, которые за прошедшее с 2012 года время так и не озаботились формированием собственного пула местных депутатов, несмотря на малую конкуренцию на местных выборах и небольшую стоимость избирательных кампаний. Важным фактором местных выборов эксперты называют низкий кадровый потенциал партий и готовность к непубличным договоренностям с властью.

Политолог Николай Миронов называет несколько причин низкого интереса оппозиционных партий к местным выборам. Первая — нехватка людей на местах как из-за отсутствия ресурсов на региональные сети, так и из-за нехватки стимулов для местных политиков связывать карьеру с оппозиционными партиями, поскольку шансов попасть в органы власти с этих площадок меньше, чем если идти от «Единой России» или стать лояльным самовыдвиженцем. К тому же, добавляет эксперт, многие из самовыдвиженцев все же связаны с оппозицией, что может доказать статистика по голосованию в заксобраниях и местных советах.

Другой причиной слабого интереса оппозиции к местным выборам Миронов называет постоянное давление власти на региональные партийные структуры. «Общий вывод — виноваты не партии, им просто не дают сформировать постоянные и прочные муниципальные команды», — заключает он.

В итоге современная российская партийная система не выполняет ключевых функций, уверены в «Голосе»: партии не участвуют в подавляющем большинстве проходящих в стране выборов, слабо осуществляют подбор и выдвижение кадров, плохо выражают интересы групп населения на местах и не помогают осуществлять устойчивую коммуникацию граждан и местных общественных институтов с властью. Это ведет к снижению уровня одобрения партийной системы.

Согласно сентябрьскому исследованию ВЦИОМа, индекс одобрения партий составлял всего 7% (то есть число позитивных оценок превышало количество негативных всего на 7%). Для сравнения: индексы одобрения армии, РПЦ и силовиков в том же месяце составили 80, 47 и 29% соответственно.

Ежегодное многомиллиардное госфинансирование парламентских политических партий фактически не смогло стимулировать их работу на местах и повысить к ним доверие, замечают эксперты. Согласно законодательству ежегодное государственное финансирование получают партии, набравшие более 3% голосов избирателей на предыдущих выборах в Госдуму (при этом для прохождения в палату им необходимо преодолеть барьер в 5% голосов). С января 2006 года финансирование составляло 5 руб. за голос, к 2016-му эта сумма постепенно выросла до 152 руб.

Как ранее подсчитал РБК, у «Единой России» в 2017 году доход составил 5,4 млрд руб. (на 80% состоит из средств федерального бюджета), у ЛДПР — 1,09 млрд руб. (97% — выплаты из бюджета), у КПРФ — 1,3 млрд руб. (зависела от бюджетных выплат на 80%), а у «Справедливой России» — 667,8 млн руб. (зависимость от государства на 75%).

Из-за самоустранения партий от борьбы за власть многие налогоплательщики, по сути, оказались лишены представительства своих интересов, а потеря субъектности политических партий привела к кризису избирательной и партийной систем и требует их переформатирования, делаю​т выводы в «Голосе». Иначе граждане, политические и экономические элиты «окажутся перед необходимостью поиска иных, неинституциональных инструментов» для влияния на политическую систему, предупреждают эксперты.

Автор:
Владимир Дергачев.
Источник

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.