Мастера по приданию форм

Как основатели успешной сети барбершопов переключились на кроссфит

Основатели сети Boy Cut одними из первых подхватили моду на барбершопы в России, а теперь решили сыграть на ажиотаже вокруг нового спортивного направления — кроссфита

Андрей Шубин, Александр Гудков и Назим Зейналов (слева направо)

(Фото: Владислав Шатило / РБК)

Андрей Шубин и Назим Зейналов раскрутили одну из самых крупных сетей мужских парикмахерских в России, Boy Cut, и завели свою рубрику в шоу Ивана Урганта на «Первом канале». Когда компания начала приносить «слишком много денег», предприниматели решили запустить новый бизнес в спортивной сфере. Как раз тогда до Москвы дошла мода на кроссфит — функциональные тренировки высокой интенсивности, популярные в США. Партнеры задумали вывести американскую «гаражную» культуру в топовый сегмент и открыли кроссфит-клуб на 1000 кв. м в самом центре столицы, потратив на запуск 25 млн руб. Москвичи не сразу оценили идею: первые три месяца клуб приносил убытки, но сегодня его выручка достигает 2,5 млн руб. в месяц, а четверть посетителей зала — иностранцы.

Стрижка мужика

Андрей Шубин и Назим Зейналов познакомились на первом курсе Высшей школы бизнеса МГУ. Зейналов после выпуска из института в 2012 году устроился в Metro Cash & Carry специалистом по развитию бизнеса. Чтобы попробовать себя в бизнесе, с друзьями открыл две круглосуточные аптеки в Химках и Куркино, но быстро понял, что фармацевтика не его тема, и продал свою долю партнерам.

Андрей Шубин поступил в магистратуру Лондонской школы экономики и политических наук и уехал в Англию, где увлекся КВН. Студенческая лига неожиданно стала популярной среди российской диаспоры в Лондоне: «Нам менеджер театра, где мы играли, говорил: не знаю, что у вас за «Кей-Би-Эйч», но в первом антракте весь бар высосали, будем работать». Вместе с одногруппниками он организовал международный фестиваль КВН. Там Шубин познакомился со своим третьим партнером — Александром Гудковым, лидером команды КВН «Федор Двинятин».

Вернувшись в Москву, Шубин вспомнил, что в Лондоне видел парикмахерскую, в которой «все было не так»: в зале одни мужчины, клиентов бреют опасной бритвой, наливают виски. Он рассказал об идее Зейналову и Гудкову, вместе они решили открыть в России такой же брутальный салон. «Нам казалось, что мы первыми до этого додумались, мы собирались делать революцию», — вспоминает Шубин. Оказалось, в Москве в 2013 году уже работали барбершопы Chop-Chop и Mr. Right, а Boy Cut стал третьим игроком на этом рынке.

За год партнеры открыли два барбершопа в центре Москвы и начали получать заявки на покупку франшизы. Раскрутиться помогли связи Гудкова в шоу-бизнесе, который тогда был соведущим программы «Вечерний Ургант» и продюсером Comedy Woman. Он стал автором рубрики «Стрижем на «Первом» в рамках «Вечернего Урганта», где мастера Boy Cut стригут добровольцев из зала в стиле российских и голливудских звезд.

К настоящему времени сеть Boy Cut разрослась до 14 парикмахерских в девяти городах. Совокупная выручка в первом полугодии 2018-го составила около 50 млн руб., прибыль, по расчетам РБК, — около 12 млн руб.

ООО «Упал отжался»

«Денег слишком много скопилось, надо было куда-то их деть», — смеется Андрей Шубин. Идею для бизнеса на кроссфите Шубину и Зейналову подсказал клиент одного из барбершопов. Предприниматели решили протестировать новый вид спорта и записались в один из первых в Москве кроссфит-клубов — ARMA S.M.C. «Вместо того чтобы три часа тупить в телефоне в тренажерном зале, ты за час в группе выкладываешься так, что с тебя течет ручьем, — говорит Андрей Шубин. — Тратишь минимум времени и получаешь максимум эффекта».

Затею вновь поддержал Александр Гудков. «Со своими слабыми ручками я далек от темы тяжелых нагрузок, а вот Андрей и Назим были помешаны на кроссфите. Они мне рассказали, что это нестандартный и модный сейчас вид спорта, растущая ниша, а в Москве всего пара приличных клубов, заточенных под кроссфит. И я согласился вписаться», — рассказывает он.

Александр Гудков

(Фото: Владислав Шатило / РБК)

Барбершопы партнеры открывали как ИП, а вот деятельность спортивного клуба требовала регистрации ООО. Название юрлица выбрали тематическое — «Упал отжался». «Смеялись все, даже девушка в регистрационной конторе», — вспоминает Шубин. По данным СПАРК, новой компанией владеют в равных долях он и Зейналов, Гудков в совладельцах не числится. «У меня 10% в структуре бизнеса, но это на бумаге не зафиксировано, мы работаем по джентльменскому соглашению и доверяем друг другу так, что даже страшно становится», — поясняет он.

В названии клуба предприниматели хотели использовать слово «Москва», чтобы привлекать иностранцев, но это оказалось запрещено ассоциацией кроссфита. Тогда они выбрали Master Success Key (последние два слова переводятся с английского как «ключ к успеху»), сократили и получили нужную аббревиатуру в названии — MSK CrossFit & Fight Club.

Спорт для жизни

Кроссфит — разновидность спортивных тренировок, объединяющих элементы тяжелой атлетики, гимнастики и аэробики. «Многие вещи в кроссфите взяты из реальной жизни: гребля, лыжи, велосипед — все это может пригодиться. Если на тренировках ты таскаешь мешки с песком по 25 кг, то и невесту из загса вынесешь на руках без труда», — рассказывает Андрей Шубин. Основная часть тренировки — несколько видов упражнений, которые выполняются несколько раз по кругу. Каждый участник группы стремится выполнить больше кругов за отведенное время. Их количество записывают и в финале сравнивают результаты.

Эту систему физической подготовки придумал и запатентовал американский тренер Грег Глассман. В 2000 году он основал корпорацию CrossFit Inc., зарегистрировал систему упражнений и термин CrossFit как торговую марку. Теперь каждый клуб, желающий работать по этой системе и использовать слово CrossFit в названии, должен получить лицензию американской ассоциации. Это стоит $3 тыс. в год, главный тренер клуба должен быть ее членом.

В США интерес к кроссфиту рос бешеными темпами: если в 2005 году было зарегистрировано всего 13 официальных кроссфит-залов, то в 2015-м — 13 тыс. До России мода дошла в 2010-х годах: в Москве начали открываться небольшие кроссфит-студии «гаражного» типа, а в 2013 году запустился первый крупный зал ARMA S.M.C. у станции метро «Курская», однако в этом месяце он был закрыт. Шубин считает, что ключевой проблемой стало то, что для владельца это был побочный бизнес, которым он недостаточно занимался. Сам владелец отказался рассказать РБК о причинах провала, так как это могло бы помешать его текущей работе в крупной корпорации.

Сегодня, по данным сервиса 2GIS, в Москве работают восемь специализированных кроссфит-клубов и около ста фитнес-залов и спортивных студий с зонами для кроссфита. В Нескучном саду, парке Победы, на территории «Хлебозавода» и на ВДНХ в теплое время года проводятся бесплатные тренировки от Reebok и спортивных ассоциаций.

Фото: Владислав Шатило / РБК

Жим с видом на Кремль

Партнеры хотели открыть клуб в центре, но в пределах Садового кольца найти 1000 кв. м с подведенными коммуникациями и высокими потолками, чтобы уместилось оборудование, оказалось непросто. На поиски ушло несколько месяцев. Подходящее помещение подвернулось случайно — на «Красном Октябре», в 50 м от флагманского Boy Cut. В объявлении было указано, что потолки там 2,9 м, чего было недостаточно, однако в реальности оказалось, что максимальная высота доходит до 4 м.

Предприниматели договорились об арендных каникулах на два месяца, за которые нужно было сделать ремонт, закупить оборудование и набрать персонал. «И тут нас как ошпарило: мы не знали, как подступиться ко всему этому, — говорит Назим Зейналов. — Набили руку на барбершопах по 70 «квадратов», а махина в тысячу метров — это совсем другое дело». Помогла конкурентная разведка.

За полгода тренировок в клубе ARMA Шубин и Зейналов не только подкачались, но и прошли школу бизнеса: «Мы подмечали все изъяны и понимали, что хотим сделать иначе: например, полотенца должны ждать клиента в шкафчике, а не доставаться при нем из-под стойки». Чтобы узнать оптимальную глубину шкафчиков для одежды, они купили лазерную рулетку и проводили замеры, пока в раздевалке никого не было. Заказывать оборудование на глаз тоже не хотелось, и партнеры ориентировались на ARMA. «Мы решили сфотографировать стеллаж с оборудованием, и чтобы не вызывать лишних вопросов, я делал вид, что снимаю Андрюху на фоне снарядов. Он позирует, но в кадр не попадает, зато попадают все до единого тренажеры, — вспоминает Зейналов. — Дома мы посчитали количество гирь, грифов и коробок и заказали ровно столько, сколько нужно».

Назим Зейналов

(Фото: Владислав Шатило / РБК)

12-тонный контейнер с американским оборудованием, которое обошлось в 6 млн руб., шел через океан полтора месяца. Всего на старт вместе с покупкой лицензии CrossFit Inc. партнеры потратили порядка 25 млн руб. «Мы заняли около 10 млн руб., а остальное вынули из прибыли барбершопов», — объясняет Шубин.

Клуб MSK CrossFit & Fight Club открылся 1 апреля в прошлом году. Чтобы привлечь больше клиентов и разнообразить тренировки, кроме кроссфита решили преподавать еще несколько дисциплин — боевые искусства, TRX (тренировки с использованием петель) и растяжку.

На рекламе решили сэкономить. «У нас было 4,5 тыс. постоянных клиентов Boy Cut, мы планировали развесить афиши на входах в барбершопы, разослать СМС с приглашением в новый клуб и принимать звонки», — рассказывает Назим Зейналов. Звонков действительно было много, люди просили убрать их из рассылки. На деле ни один клиент барбершопов в первый месяц не пришел в MSK CrossFit. «Мы реально испугались: вложили все заработанное за три года, заняли 10 млн и сидели в пустом клубе», — вспоминает Зейналов.

В первый месяц основатели сами работали администраторами. «Выходить нужно было в семь утра, поэтому я спал в клубе: на дорогу времени не тратил и на первую тренировку успевал», — рассказывает Зейналов. К лету ситуация начала улучшаться: к делу подключился Александр Гудков, который снял юмористическое видео в клубе и рассказал об открытии знакомым знаменитостям. На руку MSK CrossFit сыграло и закрытие расположенного поблизости конкурента — клуба Neskuchnui CrossFit. «У людей сгорали абонементы, и мы организовали акцию «Побег»: компенсировали пропавшие тренировки при условии покупки хотя бы минимального пакета у нас», — рассказывают предприниматели. Так им удалось продать несколько десятков абонементов и выйти в ноль на третий месяц работы. До этого клуб приносил по 500 тыс. руб. убытков в месяц.

Андрей Шубин

(Фото: Владислав Шатило / РБК)

Братская коммуна

«Если в прошлом году нас спас закрывшийся конкурент, то в этом рассчитывать приходилось только на себя», — признаются предприниматели. Лето — мертвый сезон для классических фитнес-клубов: посетители замораживают карты и разъезжаются в отпуска. Но только не любители кроссфита. «Кроссфит — это образ жизни, выпадать из ритма тренировок нельзя. К тому же это сильное комьюнити, международный братский клуб, членов которого принимают как своих в любой стране. Поэтому даже в отпуске люди стараются ходить в клубы там, где они отдыхают», — уверяет Шубин. Подлинные фанаты кроссфита ходят только в лицензированные клубы, список которых висит на официальном сайте CrossFit.Inc. «Российские предприниматели не привыкли платить за то, чего нельзя пощупать, поэтому покупать какую-то неосязаемую лицензию все еще кажется дикостью», — рассуждает Андрей Шубин. Однако на деле оказалось, что причастность к американскому бренду приносит клиентов: разовые абонементы составляют около трети в структуре продаж. Помог и чемпионат мира по футболу: по итогам десяти дней четверть посетителей MSK CrossFit & Fight Club составили иностранцы.

Годовой безлимитный абонемент в MSK CrossFit & Fight Club стоит 78 тыс. руб. Для специализированного клуба это дорого: за такие деньги можно купить абонемент в большой универсальный фитнес-клуб с бассейном. «Мы ориентируемся на обеспеченных москвичей — топ-менеджеров и предпринимателей, которым близка философия кроссфита, но которые ценят комфорт», — объясняет Зейналов.

Сейчас клуб приносит около 2,5 млн руб. выручки и до 500 тыс. руб. чистой прибыли в месяц. 10% получает Гудков, остальное Шубин и Зейналов делят между собой пополам. «Я отвечаю за раскрутку и маркетинг, в основном использую свои дружеские связи в шоу-бизнесе. Затащить «селеб» подстричься бесплатно было нетрудно, а вот заставить их тренироваться уже сложнее. Поэтому я просто рассказываю знакомым и коллегам о клубе, предлагаю использовать его в качестве площадки для съемок, рекламы, тимбилдинга. В общем, работаю лицом», — комментирует Гудков.

Превращать кроссфит-клубы в сеть по примеру барбершопов предприниматели не планируют: второй зал в Москве вряд ли будет рентабельным, а до регионов мода явно еще не дошла. «Мы выбрали очень узкую нишу: кроссфит — далеко не самый популярный вид спорта даже в Москве, что уж говорить о регионах», — признает Гудков.

Фото: Владислав Шатило / РБК

Зато парикмахерский бизнес растет: в мае открылась первая собственная точка нового формата Boy Cut Lite у станции метро «Академическая», а в июне — франчайзинговая, у станции метро «Университет». Средний чек здесь чуть ниже за счет меньшей арендной ставки (стандартная «стрижка мужика» стоит 1,4 тыс. вместо 1,8 тыс. руб.). Сейчас партнеры собираются развивать еще и ресторанный бизнес. Чтобы попробовать себя в общепите, купили франшизу кофейни Surf Coffee. «Каждый раз мы говорим друг другу: пожалуйста, хватит, не надо больше ничего открывать. Но потом в голову приходит очередная идея — и понеслось», — говорит Шубин.

Взгляд со стороны

«Интерес к кроссфиту похож на хайп»

Владимир Старков, владелец компании — разработчика мобильных приложений для фитнес-клубов Mobifitness

«Сегодня открывается очень много узкопрофильных студий: сайкл, йога, пилатес, кроссфит. Этому способствует более низкий порог входа на рынок, чем в случае с классическим фитнесом. Но кроссфит — это не самая прибыльная модель отраслевой студии. Среди наших клиентов за последнее время закрылось несколько кроссфит-студий. Проблема в том, что этот вид спорта подразумевает тяжелую работу над собой, он не ставит в приоритет красоту тела, как это происходит в фитнесе. Отыскать своих клиентов профессиональным кроссфит-студиям очень сложно. Вторая причина — методика тренировок. Для комфортных занятий кроссфитом одному человеку нужно не менее 6 кв. м, зал должен быть оборудован инвентарем, в группах у одного тренера профессиональных студий редко бывает больше десяти человек.

Интерес к кроссфиту в России велик, но это больше похоже на хайп. Многие слышали о кроссфите, считают его модным и хотят попробовать. Кроссфит-студиям в Москве стоит ориентироваться на состоявшуюся и обеспеченную аудиторию. В кроссфит-клубах очень развито чувство сообщества и некой элитарности».

«Москвичи ценят красоту, а не выносливость»

Александр Филимонов, фитнес-консультант компании по продажам спортивного и здорового питания NL International

«В условиях современного мегаполиса сил на высокоинтенсивную тренировку после тяжелого рабочего дня хватает не у всех. Потому кроссфит-студия как бизнес-модель не самая удачная идея в условиях современного ритма жизни. Бóльшую часть рынка кроссфита занимают классические фитнес-клубы с выделенными зонами. Есть несколько залов подвального типа в спальных районах, но платежеспособность там невысокая, а оборудование дорогое, так что эта модель нерациональна. Есть несколько студий премиум-класса, но они могут конкурировать только за счет высокого уровня сервиса и центрального местоположения, на чем и выезжает MSK CrossFit. Рынок действительно разогрет модой на новое направление, но бóльшую часть клиентов перехватывают залы, предлагающие функциональные тренировки — по сути, тот же кроссфит, только без лицензии».

Автор:
Валерия Житкова.
Источник

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать + 5 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.