Как нарастить доходы бюджета: рецепт Екатерины II

Экс-глава Минфина Алексей Кудрин, например, предлагает перераспределить имеющиеся доходы бюджета в пользу так называемых «производительных» расходов. Более эффективно расходовать бюджет – это хорошо. Но это похоже на «отнять и поделить». Может, стоит подумать о том, как доходы бюджета преумножить?

Рост доходов бюджета Российской империи в XVIII веке
Мировой державой Россия стала в XVIII веке. Превращение отсталого Московского царства в грозную Российскую империю обеспечивалось крепким финансовым тылом.

Пётр I венчался на царство десяти лет от роду, в 1682 году, и известно, что в 1680 году доходы казны Московского царства от сбора налогов составляли 1,2 млн. рублей. Ко времени же смерти Петра в январе 1725 года доходы имперской казны выросли по сравнению с 1680 годом в 6 с лишним раз, до 7,4 млн. рублей в год.

В 1796 же году, когда умерла императрица Екатерина II Великая, налоговые поступления в казну составляли уже 46,2 млн. рублей в год, ещё раз увеличившись в шесть с лишним раз (график 1). Почти 85% этого прироста пришлись на три славных десятилетия правления Екатерины Великой.

График 1. Объём собираемых налогов (доходов бюджета) к концу правления Екатерины II вырос в 6,2 раза по сравнению с 1724 годом

Источники: Захаров и др., 2006; Чечулин, 1906; Троицкий, 1898; ФНС, 2013.

Разгадка такого роста доходов бюджета кроется в денежной политике Петра I Великого и Екатерины II Великой

Чтобы собирать налоги, в стране должны быть деньги
Чтобы казна могла собирать налоги деньгами, а не натуральными продуктами и повинностями, в стране должны быть деньги. Из этой очевидной истины можно вывести гипотезу: чем больше в стране денег в обращении, тем больше можно собирать налогов.

Такая простая гипотеза на поверку оказывается отличным решением загадки роста доходов бюджета Российской империи при великих императорах.

Для проверки гипотезы надо всего лишь сравнить два показателя тех времён: доходы бюджета и денежную массу в обращении. И здесь возникают технические сложности. Проблема в том, что у нас нет данных о денежной массе тех времён.

Правда, есть способ обойти это ограничение. В литературе можно найти данные о выпуске денег, начиная с 1664 года, в том числе золотых, серебряных, медных монет и (с 1769 года) ассигнаций. Если посчитать этот выпуск денег нарастающим итогом, то получится величина, которую условно можно считать «денежной массой» .

Так как курс ассигнаций и медных денег в отдельные годы падал по отношению к серебряному рублю, их необходимо учитывать с дисконтом, по реальной стоимости, то есть в серебряных рублях.
А обратившись к истории выпуска денег, мы обнаружим, что все «Великие», носившие императорский титул – и Петр I Великий, и Екатерина II Великая – сумели отличиться и на денежном поприще. Судите сами.

«Деньги суть артерия войны»
Вопросы денежного обращения всегда интересовали Петра Первого. Так, в ходе «Великого посольства» он самолично посетил Лондонский монетный двор и именно оттуда «привёз» в Россию новую технологию машинной чеканки с помощью пресса.

Он же создал первую в мире денежную систему, в которой основная единица (рубль) состоит из ста вспомогательных (копеек). Сейчас на такую систему перешли практически все страны мира. Система эта оказалась настолько удобна, что даже консервативная Великобритания, пусть и с отставанием на два с половиной века, но в 1971 году тоже перешла от неудобной системы, где фунт равнялся 20 шиллингам или 240 пенсам, к системе 1 фунт = 100 пенсов.

Важным новшеством в денежном обращении стало то, что Пётр постепенно разделил функции металлов в монетном обращении: серебро – для крупных денег, медь – для мелких.

Но самый большой прогресс за годы правления Петра был достигнут в количестве денег, выпущенных в обращение. По данным Юхта (1994) до Петра Первого за период с 1664 по 1680 годы чеканка монеты составила всего 991 тысячу рублей, или 58 тысяч рублей в год. Объём же чеканки денег при Петре на этом фоне просто ошеломляет (график 2)

График 2: Выпуск денег при Петре I резко вырос

Юхт, 1993; Кауфман, 1910; расчёты Сергея Блинова

В начале его правления в среднем в год чеканилось монет на двести двадцать одну тысячу рублей, а в последние двадцать шесть лет его правления среднегодовая чеканка монет составляла 1 млн. 217 тысяч рублей.

Пётр прекрасно понимал важность денег. Известно его выражение из выступления перед Сенатом: «Деньги – суть артерия войны». Не случайным на этом фоне выглядит рост выпуска денег с 1694 года перед Азовскими походами 1695 и 1696 годов, а также рост чеканки монет с 1699 года перед длительной Северной войной (1700-1721) со Швецией.

Ассигнации при Екатерине II
Екатерина Великая тоже выделяется своей деятельностью на денежном поприще.
Прежде чем говорить о заслугах императрицы, сначала коснёмся двух стереотипных «финансовых» упрёков в адрес Екатерине Великой.

Во-первых, её упрекают в том, что после своих 34 лет правления она оставила своему сыну и преемнику Павлу I большой внешний государственный долг, порядка 41,4 млн. рублей серебром (Кропотов, 2016). Но если принять во внимание, что за пять лет своего правления (к 1801 году) Павел довёл долг до 62,6 млн. рублей, а к концу правления Александра I (к 1825 году) долг достиг уже 107 миллионов рублей, то этот упрёк выглядит явно несправедливым.

Второй распространённый упрёк в адрес Екатерины Великой состоит в том, что ассигнации, выпуск которых начался при ней, к концу её правления начали обесцениваться. Но и этот упрёк справедлив лишь отчасти.

Если взглянуть на график падения курса «ассигнационного рубля» по отношению к «рублю серебром», то мы увидим интересную картину.

График 3: Падение цен ассигнаций при Екатерине не превысило 30% за 9 лет (1788-1796). До этого восемнадцать лет (1769-1787) курс был стабильным

Кауфман, 1910

Как видно из диаграммы, 18 лет с начала выпуска ассигнаций (1769-1787) ассигнационный рубль котировался практически на уровне рубля серебром. И лишь с 1788 года началось падение цены ассигнационного рубля, которое при этом не превысило 30% за 9 лет.

С учётом того, что преемники Екатерины отнюдь не стабилизировали курс ассигнаций, а ещё больше его девальвировали (см. график), денежную политику при Екатерине можно признать достаточно успешной.
Особенно успешной эта политика выглядит, если сравнить девальвацию ассигнаций при Екатерине (по отношению к «мировой валюте» того времени – серебру) с падением курса рубля по отношению к доллару, произошедшим в 2014 году. При Екатерине ассигнации потеряли 30% стоимости за 9 лет, то есть, теряли в среднем 3,8% в год. В 2014 году рубль потерял более 50% стоимости за считанные месяцы, если не сказать дни.

Поэтому, по сути дела, упрёки в адрес Екатерины II Великой несправедливы, особенно если оценивать их на фоне её достижений в денежной сфере.

Например, её заслуга в том, что она установила твёрдое соотношение между серебром и золотом на принятом в Европе уровне 1 к 15. Ранее, из-за того, что золото в России ценилось ниже, чем в Европе, оно «уплывало» из России.

Но главным достижением Екатерины II стало, несомненно, введение в России бумажных денег – ассигнаций. Именно благодаря начавшемуся с 1769 года выпуску ассигнаций среднегодовой выпуск денег в обращение увеличился до 12,8 млн. рублей в год, что на порядок выше аналогичного показателя в последние годы правления Петра Великого.

График 4: В последние полтора десятилетия царствования Екатерины среднегодовой выпуск денег в обращение превышал 12 млн. рублей

Источники:Юхт, 1994; Кауфман, 1910; расчёты Сергея Блинова

Как мы увидим далее, именно рост количества денег в обращении способствовал росту собираемых налогов.

Денежная масса и доходы бюджета в 18 веке
Данные о выпуске денег в обращение начиная с 1664 года позволяют нам посчитать условную «денежную массу» — объём выпуска денег нарастающим итогом. И если посмотреть на эти данные, то быстрый рост налоговых поступлений – доходов бюджета – уже вовсе не выглядит таким неожиданным: ведь «денежная масса» в это время тоже быстро росла (график 5).

График 5. «Денежная масса» в Российской империи в 18 веке росла гигантскими темпами.

Источники: Денисов, 2002; Кашкаров, 1898; Кауфман, 1910; Юхт, 1993; расчёты С. Блинова

Зависимость объёма доходов бюджета от наличия денег в стране становится очевидной, если попытаться установить взаимосвязь между этими параметрами: корреляция между ними практически стопроцентная (график 6).

График 6. Зависимость доходов бюджета от «денежной массы» в России в 18 веке практически стопроцентная

Источники: см. график 5; Чечулин, 1906, расчёты С. Блинова

Стоит обратить внимание, что и «денежная масса», и доходы бюджета резко возросли после того, как в России было организовано обращение бумажных денег – ассигнаций. Этот проект Екатерины Великой можно без сомнения назвать одним из самых успешных проектов введения бумажного денежного обращения. Особенно очевидным это становится на фоне неудач введения бумажных денег во Франции («система Ло»), в Швеции и ряде других стран.

Если во Франции (1716-1720) бумажные деньги уже через четыре года полностью обесценились, то в России при Екатерине II на протяжении 18 лет они ценились наравне со звонкой монетой, то есть с серебряными деньгами, а затем на протяжении 9 лет теряли в стоимости всего лишь 3,8% в год.
Во многом успехи правления великой императрицы, включая победы в войнах, расширение территорий (в том числе присоединение Северного Причерноморья и Крыма), обязаны этому наполнению страны деньгами и выросшим вследствие этого налоговыми поступлениям.

Денежная масса и доходы бюджета в современной России
Думаете, за 200 с лишним лет в России зависимость доходов бюджета от денежной массы изменилась? Нет, собираемые налоги по-прежнему зависят от реальной денежной массы (то есть денежной массы, скорректированной на индекс потребительских цен).

Чем больше реальная денежная масса, тем выше доходы консолидированного бюджета в реальном выражении. Корреляция этих показателей настолько высока, что позволяет вычислить, какой должна быть реальная денежная масса, чтобы доходы бюджета удвоились (график 7).

График 7. Изменения денежной массы объясняют падения и взлёты доходов бюджета

Источники: ВШЭ (база Sophist), ЦБ, Росстат, расчёты С. Блинова. Данные с января 1999 по октябрь 2017 (226 месяцев). По вертикальной шкале – доходы бюджета. Шкала реальной М2 – логарифмическая

Сейчас среднемесячные доходы бюджета составляют порядка 2,5 трлн рублей (30 трлн руб. в год). Если обеспечить соответствующий рост реальной денежной массы, то к 2024 году эти доходы увеличатся в два раза, до 5 трлн рублей в месяц (60 трлн руб. в год) в постоянных ценах 2017 года.

Для такого роста доходов бюджета денежная масса в реальном выражении должна вырасти в 10 раз. Для сравнения: в «тучные» годы с 1999 по 2008 денежная масса в реальном выражении выросла в 7 раз (Блинов, 2018).

Важно отметить, что при этом одновременно будет решена задача по увеличению ВВП на душу населения в 1,5 раза к 2025 году, поставленная президентом Владимиром Путиным в Послании к Федеральному собранию в марте 2018 года (см. Блинов, 2018, «Количественное смягчение по-русски»).
А удвоение доходов бюджета будет означать, что Правительство получит возможность решать самый широкий круг задач, начиная от демографических и социальных и заканчивая вопросами обороны и безопасности. Но ключ к повышению доходов бюджета лежит, как и три столетия назад, в области денежно-кредитной политики.

Сергей Блинов, руководитель группы макроэкономических исследований ПАО «КамАЗ»
Источник

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *