Как изменится управление космической программой

Можно предположить, что в новой структуре, которую собирают под зонтиком «Роскосмоса», успешные экспортеры из оборонки сыграют роль «дойных коров», за счет которых будут финансировать долгосрочные космические программы

Итак, «Роскосмос» возглавил Дмитрий Рогозин, курировавший военную и ракетно-космическую тематику в прежнем составе кабинета правительства. Что это означает для отрасли?

Финансовый маневр

Прежде всего, будет продолжена структурная реформа. Строго говоря, она осуществляется на протяжении последних восьми лет, но выраженного эффекта пока не наблюдается: аварийность запусков по-прежнему высока, а сроки реализации проектов стабильно срываются.

Сценарий, предложенный Рогозиным, известен: это создание ракетного суперхолдинга, объединяющего «Роскосмос», концерн ВКО «Алмаз-Антей», а также корпорацию «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ). Судя по назначению, план высшим руководством государства одобрен.

Логика в создании такой структуры, безусловно, есть. «Роскосмос» и сейчас занимается боевой тематикой: Воткинский завод делает межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) «Ярс» и «Тополь»; Ракетный центр им. Макеева делает МБР «Синева»; Московский институт теплотехники — МБР «Булава». Вполне логично расширить номенклатуру ракет, создаваемых в рамках одной госкорпорации. Тем более что из Кремля устами помощника президента Андрея Белоусова дается ясный сигнал: «Роскосмос» должен зарабатывать деньги, а не висеть на шее у государства вечным получателем бюджетных денег.

Если рассуждать в этой плоскости, то интеграция «Алмаз-Антея» и «Роскосмоса» выглядит логично.

Как Путин предложил бывшим вице-премьерам посты в ВЭБе и «Роскосмосе»

Политика

Вот цифры: за 2016 год, по данным базы СПАРК «Интерфакса», выручка «Алмаз-Антея» составила 212,4 млрд руб. Объем бюджетного финансирования госкорпорации «Роскосмос» в том же 2016 году составил 210 млрд руб. Конечно, «Роскосмос» зарабатывает и сам, но эти его доходы не выглядят стабильными: на рынке пусковых услуг конкуренция обостряется с каждым годом (тут не только Илон Маск, но еще индусы и китайцы), монополия «Роскосмоса» на пилотируемые полеты к МКС в перспективе двух-трех лет исчезнет — пусть с опозданием относительно обещанных сроков, но американские компании (в первую очередь Boeing и SpaceX, чуть позднее Lockheed Martin) построят свои пилотируемые корабли.

Поэтому можно предположить, что в новом объединении под зонтиком «Роскосмоса» будут «дойные коровы», за счет которых будут финансировать долгосрочные космические программы. Если «Роскосмос» сильно зависит от государственного бюджета, то «Алмаз-Антей» занимает среди российских предприятий ОПК первое место по экспорту продукции. И, судя по интересу со стороны целого ряда государств к зенитно-ракетным комплексам С-400, он это место в ближайшие годы сохранит. Например, с Индией обсуждается контракт на сумму $4,5 млрд.

Чистка кадров

Второе следствие прихода Рогозина в госкорпорацию — жесткий подход к управлению. Именно с его подачи был дан ход резонансным уголовным делам, когда обвинения были предъявлены главам многих крупнейших предприятий космической отрасли — Центра им. Хруничева, РКК «Энергия», ЦСКБ «Прогресс». Именно по настоянию Рогозина в рамках дела о хищениях на стройке космодрома Восточный под следствием оказались десятки фигурантов, а генподрядчик в лице Спецстроя был расформирован.

Приход Рогозина в «Роскосмос» может помочь развитию частных космических проектов. Будучи вице-премьером, он выступал за сохранение Россией уникального пускового комплекса «Морской старт» (сейчас он выкуплен S7 Space, контролируемой Владиславом Филевым). Кроме того, Рогозин поддержал идею создания орбитального космодрома на базе инфраструктуры МКС — это также инициатива S7 Space.

Произойдет ли с приходом Рогозина смена руководства предприятий госкорпорации? Частично наверняка да. Например, высока вероятность прихода на высокий пост в госкорпорацию Олега Фролова — члена коллегии Военно-промышленной комиссии. В прежние годы Фролов был первым заместителем главы «Роскосмоса» Владимира Поповкина. Что касается предприятий, то нельзя сказать, что сейчас ими руководят сплошь представители команды Игоря Комарова, возглавлявшего «Роскосмос» до сих пор. ИСС им. Решетнева (крупнейший в России производитель спутников), например, уже много лет бессменно возглавляет Николай Тестоедов, переживший целый ряд руководителей «Роскосмоса». Ракетно-космическую корпорацию «Энергия» — головное предприятие отрасли по пилотируемым программам — возглавляет Владимир Солнцев, назначенный при содействии влиятельного Михаила Ковальчука, президента Курчатовского института. Кадровой революции точно ожидать не стоит, но появление в госкорпорации большего количества специалистов с военными корнями весьма вероятно.

Об авторах

Иван Чеберко
журналист
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Источник

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.