И дольше суток длится день

Госдума меняет условия зачета предварительного заключения

Внесенный десять лет назад закон об изменении формулы зачета срока содержания под стражей в срок наказания прошел второе чтение. Его принятие может привести к освобождению сотен тысяч осужденных — закон имеет обратную силу

Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

​Госдума в среду, 20 июня, поддержала во втором чтении поправки в статью Уголовного кодекса о зачете времени содержания под стражей до приговора суда в срок отбывания наказания в виде лишения свободы после приговора (ст. 72 УК РФ), сообщается на сайте нижней палаты парламента. В четверг Госдума рассмотрит поправки в третьем чтении.

В случае принятия документа правила зачета ареста в срок лишения свободы изменятся. ​Если суд приговорит подсудимого к сроку в исправительной колонии общего режима (в случае несовершеннолетних — воспитательной колонии), то каждый день в СИЗО будет считаться за полтора дня в исправительном учреждении. Если же суд отправит в колонию-поселение, то день в СИЗО будет приравниваться к двум дням лишения свободы.

Срок в СИЗО также будут учитывать при отбывании других видов наказания. Так, день в изоляторе будет приравниваться к двум дням принудительных работ, ограничения свободы или ареста; к полутора дням в дисциплинарном батальоне, к трем дням исправительных работ и ограничения по военной службе или восьми часам обязательных работ.

​При этом коэффициент зачета для домашнего ареста уменьшится. Сейчас домашний арест полностью засчитывается в срок лишения свободы, но в случае принятия законопроекта день домашнего ареста будет приравниваться лишь к половине дня в колонии.

Особо тяжкий законопроект

Проект поправок был внесен в Госдуму в 2008 году, первое чтение прошел еще в 2015 году; 20 июня ему исполнилось ровно десять лет, отметил в беседе с РБК его инициатор, председатель комитета Думы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. Возвращение к документу не было внезапным, рассказал депутат: «У нас были поправки ко второму чтению, и, конечно, мы очень много согласовывали. Эти согласования все десять лет в повестке были. Все очень тяжело, но сейчас мы вышли на какие-то соглашения».

Изменения коснутся «не одной сотни тысяч» человек, прогнозирует Крашенинников; при этом он отмечает, что речь идет «не о выходе, а именно о пересчете сроков». «Сравнивать с одной или двумя амнистиями — это просто бессмысленно. Мы можем по одним и тем же статьям постоянно проводить амнистии, но мы отпускаем и потом снова заводим людей. Не легче ли какие-то универсальные правила предлагать?» — пояснил депутат.

Закон в случае принятия будет иметь обратную силу: пересчету будут подлежать сроки уже осужденным людям, но только в сторону уменьшения. Исключение — те, кто до суда находится (или сейчас находится) под домашним арестом, поскольку пересчет ухудшил бы их положение, объяснил депутат: «Поэтому [режиссеру Кириллу] Серебренникову и остальным беспокоиться нечего. Им срок будет зачтен «один к одному».

Многочисленные исключения

Новые нормы не коснутся приговоренных к лишению свободы в колонии строгого или особого режима, следует из законопроекта. В 2017 году суды в полтора раза чаще отправляли осужденных в колонии строгого режима, чем общего, и почти в пять раз чаще, чем в колонии-поселения. Это следует из статистики Судебного департамента Верховного суда. В зоны строгого режима отправились 97,8 тыс. осужденных, общего — 69,2 тыс., в колонии-поселения — 20 тыс. Еще 8,9 тыс. человек будут отбывать наказания в колониях особого режима (это зоны для пожизненно осужденных, а также тех, кто признан особо опасным рецидивистом).

В пресс-бюро Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) в среду не успели ответить на запрос РБК о том, сколько всего осужденных по последним данным содержится в исправительных учреждениях каждого типа. Всего, как сказано на сайте службы, по состоянию на 1 июня 2018 года совокупно в колониях строгого и общего режима содержались 485,4 тыс. человек, тогда как в колониях-поселениях — 35,1 тыс. человек.

Кого не коснутся новые правила перезачета сроков

— осужденных при особо опасном рецидиве преступлений;

— пожизненно осужденных и тех, кому смертная казнь заменена на лишение свободы;

— заключенных, у которых есть дисциплинарные взыскания;

— осужденных по статьям УК о теракте, содействии и публичным призывам к терроризму, прохождении обучения в целях террористической деятельности, создании террористического сообщества или организации; акте международного терроризма;

— осужденных за захват заложников — организованной группой или повлекший тяжкие последствия (например, смерть человека);

— осужденных за захват воздушного судна в террористических целях;

— осужденных за незаконное приобретение, хранение и перевозку наркотиков в крупном и особо крупном размере; сбыт, производство, хищение и вымогательство наркотиков в любом размере;

— осужденных за госизмену и шпионаж;

— осужденных за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, насильственный захват власти, вооруженный мятеж или нападение на лицо или учреждение под международной защитой, если они сопряжены с террористической деятельностью.

Дополнительное оружие

Решение об освобождении по перезачтенному сроку будет приниматься судом, предполагает автор законопроекта: суд будет обязан запросить из учреждения сведения о взысканиях осужденного, и в случае их отсутствия принять решение об освобождении, объясняет Крашенинников.

«У нас сейчас сплошная уравниловка — что домашний арест, что СИЗО, и неважно, какой режим человек получил. Но я был в разных учреждениях — это совершенно разные условия, разная жизнь, разная экология в прямом и переносном смысле. С учетом того, что у нас в крупных городах еще до революции половина СИЗО была построена, там находиться просто невозможно, особенно летом», — прокомментировал Крашенинников.

Особенно важна инициатива для бизнеса, убежден парламентарий: «Мы знаем, что арест — это фактически наказание до приговора, и такое наказание позволяет выбивать любые показания. Недобросовестные правоохранители этим, конечно, пользуются».

«Законопроект урезанный и, более того, наплевательский по отношению к позиции Конституционного суда по домашнему аресту. КС не раз говорил, что домашний арест — исключительная мера, такая же по значимости, как стража. Люди, которые были под домашним арестом, подтвердят, что разница только в условиях, а так — и психологически, и физически все это очень тяжело. В любом случае ты теряешь социальные связи и бизнес, и в итоге получается, что ты просидел год под домашним арестом и это превратилось всего в полгода колонии», — заявил РБК руководитель юридического департамента организации «Русь сидящая» Алексей Федяров.

По его словам, поправки могут превратиться в «дополнительное оружие» и станут «репрессивной мерой» в отношении бизнесменов, которым чаще стараются избирать в качестве меры пресечения домашний арест: «Человек будет понимать, что в СИЗО у него хотя бы день за день шел к строгому режиму».

Авторы:
Маргарита Алехина, Наталья Демченко.

При участии:
Евгения Кузнецова, Егор Губернаторов.
Источник

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.